• Спецкор

Как будет работать закон "Маски-шоу стоп-2"

Оновлено: 6 лист 2018 р.

"Родина сдаст тебя, сынок". Как будет работать закон "Маски-шоу стоп-2", и почему за беспредел силовиков заплатят исполнители



Аккурат в день празднования Хэллоуина в Украине объявили о запуске новой серии долгоиграющей саги с масками, шоу и бизнесом, который страдает от этих механизмов прессинга со стороны силовиков.

31 октября президент Петр Порошенко подписал закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Украины в части усовершенствования обеспечения соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами в ходе осуществления досудебного расследования" (регистрационный номер 8490). В широком обиходе этот документ носит название "Маски-шоу Стоп-2", и по уверениям его разработчиков призван упростить механизм привлечения к ответственности следователя или прокурора, которые приняли незаконное решение в ходе расследования уголовного дела, которое впоследствии отменено судом.

Но это не единственное новшество закона, который более месяца ожидал визы главы государства (свой автограф Порошенко приурочил к форуму инвесторов).

"Страна" изучила его нормы и разбиралась, как они будут воплощаться на практике.

А что с первыми "масками"?

Прежде чем вчитаться в текст закона №8490 следует напомнить подоплеку его принятия и выяснить, какие результаты дала первая инициатива по облегчению ведения бизнеса - "Маски-шоу стоп-1" (закон №7275).

Ее основные постулаты "Страна" уже описывала детально. Сегодня лишь напомним, что главный акцент "первых масок" касался новаций в Уголовном процессуальном кодексе в части трех запретов для правоохранителей - на проведение обысков без присутствовия адвоката, открытие разных уголовных дел по одной и той же фабуле, а также изъятие техники. Кроме того, силовиков обязали снимать на видео "шмоны", а суды - вести аудиофиксацию заседаний, включая процесс рассмотрения следственными судьями ходатайств прокуроров.

Мониторить выполнение этих норм была призвана Межведомственная комиссия по вопросам обеспечения соблюдения правоохранительными органами прав и законных интересов лиц, которую патронирует премьер-министр Владимир Гройсман (создание этого органа как раз и предусматривал закон №7275).

И вскоре туда посыпались жалобы от бизнесменов.

Министр юстиции Павел Петренко утверждал, что их вал оказался меньше, нежели до запука инициативы "Маски-шоу стоп".

"Три-четыре жалобы через офис бизнес-омбудсмена... Большого массива жалоб нет", - говорил он в апреле журналистам. К середине лета суммарное количество жалоб исчислялась уже десятками, а затем и сотнями.

Основная масса негодований бизнеса касалась игнорирования правоохранителями запретов на изъятие серверов, которые продолжались повсеместно (вместо копирования информации с носителей) и продолжающаяся практика "клонирования" уголовных дел (ее осуществляют путем коррекции нескольких слов в фабуле).

Кроме того, предприниматели указывали: суды продолжают выносить "ухвалы" о проведении обысков "конвейером" без предусмотренной законом аудиофиксации.

Узнав об этом, власти развели руками и задумались. В их интерпретации, для привлечения нерадивых нарушителей закона у бизнеса на поверку не оказалось должного инструментария. Ввиду этого в оказавшийся "сырым" закон №7275 начали готовить добавку - "вторую часть". Не мудрствуя лукаво, ее обозвали "Маски-шоу стоп-2".

О чем новый закон

Как и первую инициативу, представлял свежие наработки в парламенте глава Минюста Петренко.

"Суть этого закона – дать возможность честному гражданину и предпринимателю защититься от беспредела следователя, который нарушает закон, дать возможность предпринимателю подать жалобу в суд, если следователь возбудит повторно уголовное дело по той же фабуле", - заявлял он.

Тем самым не скрывая: новшества, которые были утверждены 18 сентября Верховной Радой, представляют собой попытку ответить на вызовы, с которыми не смогли справиться в должной мере "первые маски".

Теперь - об основных "китах" закона. Он вносит изменения в УПК в части предоставления права участникам уголовного производства (должностным лицам предприятий, в отношении которых ведется досудебное расследование) заявлять ходатайство о закрытии дела, в случае когда:

- существует неотмененное постановление следователя/прокурора о прекращении уголовного производства в случае установления отсутствия события или состава уголовного преступления; - вступает в силу закон, которым отменена уголовная ответственность за деяние, совершенное лицом, или относительно налоговых обязательств лица, совершившего действия, предусмотренные ст.212 УК Украины, достижения налогового компромисса.

Вынести мотивированное решение на этот счет следователь должен будет в течение трех дней с момента поступления к нему соответствующего обращения. При этом, если на эти просьбы заявителю будет дан отказ, он может "обязать" прокурора закрыть дело через суд.

Предусмотрено, что решение следственного судьи об отказе в удовлетворении соответствующей жалобы также может быть обжаловано в апелляционном порядке.

Опрошенные "Страной" юристы указывают: внешне эта новация выглядит прогрессивно, если бы не ряд реалий жизни, связанных с по сути установленным диктатом власти над служителями Фемиды.

"Если ты через суд добиваешься закрытия дела, то очевидно, что на уровне следствия уже был получен отказ в этом. А теперь представьте себе "шпагат" следственного судьи, который будет рассматривать это ходатайство. Он прекрасно отдает себе отчет в том, что со следователем и прокурором ему еще предстоит работать, ознакомлен с позицией органа досудебного расследования... Ну и наконец, нарываться на потенциальную жалобу в ВСП или возбуждение уголовного дела за вынесение неправосудного решения, что практикуют в ГПУ, вряд ли найдется много желающих. Так что в целом норма "пустая" и вряд ли что-то кардинально изменит. За исключением, разве что, случаев "договорняков", где от судьи требуется лишь подписать решение, которое уже было принято "наверху", - говорит один из киевских адвокатов на правах анонимности.

Чересчур ушлых силовиков сделают "регрессниками", судьи не заплатят ничего

Законом также предусматривается ужесточение имущественной ответственности правоохранителей за совершенные деяния. Эти новации касаются правок в ст.307 УПК, и предусматривают компенсацию из бюджета за действия силовиков с последующим регрессом к последним со стороны государства. То есть, согласно задумке авторов "Маски-шоу стоп-2", за незаконные действия заплатит сначала бюджет, а затем держава взыщет эти суммы с нерадивого следователя/прокурора.

Определение конкретного, а не коллективного, виновного при "кошмаривании" фигурантов уголовных дел уже вызвало ожидаемую реакцию на страницах юристов.

"Родина сдаст тебя, сынок", - острит в обсуждении этой новеллы судья Денис Невядомский, обращаясь к следователям и прокурорам. Другие его коллеги более скептично настроены на этот счет. Они сомневаются, что в рамках инициированных "сверху", в том числе и откровенно заказных уголовных дел власти не начнут "сливать" исполнителей таким образом.

Хотя, как показывает история опального экс-следователя ГПУ Дмитрия Суса, которого на сегодняшний день пытаются судить, и такие прецеденты уже встречались.

Параллельно с этим "обновляются" нормы Гражданского и Уголовного процессуального кодекса, а также статьи закона "О порядке возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда".

Отныне право обратного требования к виновным лицам будет распространятся на силовиков не только в случае установления в их действиях уголовного правонарушения, но и при наличии признаков дисциплинарного проступка.

Важный нюанс: чтобы получить денежную сатисфакцию, равно как и поставить зарвавшихся сотрудников органов на место, пострадавшее от беспредела правоохранителей лицо или компания должны будут иметь на руках судебный вердикт.

Если ходатайства бизнесменов будут учтены в соответствующей "ухвале" на решение, действия или бездействие органа досудебного расследования, об этом будет уведомляться руководитель конкретного зачинщика "кошмаривания". В его компетенции - проведение служебного расследования и решение вопроса о привлечении виновных лиц к ответственности.

Но важно разграничивать: закон №8490 касается не порядка возмещения ущерба лицу за незаконные действия органа досудебного расследования. "Он касается того, что происходит после того, как Госказначейство возместило лицу ущерб за то, что его незаконно содержали в СИЗО. А уже после того, как гражданин получил деньги, может начаться регресс - государство в лице прокуратуры будет требовать от следователя возместить ущерб. Но не гражданину (он деньги уже получил!), а бюджету, - объясняет "Стране" известный криминальный журналист Владимир Бойко. - Этот закон расширяет основания, когда прокуратура может требовать от следователя компенсации за его действия в пользу казначейства. Ранее такое было возможно только в случае осуждения следователя за незаконные действия. Прокуратура при этом подавала гражданский иск к следователю в порядке трудового спора, путем подачи иска о возмещении ущерба, нанесенного государству".

Но и это еще не все нюансы - усиливая тем самым ответственность следователей и прокуроров авторы закона №8490 вывели из круга лиц, с которых можно взыскать регрессный ущерб судей за вынесение противоправных решений.

Наряду с этим расширяется перечень случаев, при наступлении которых у пострадавших от действий правоохранителей возникает право на возмещение со стороны государства. Но и здесь есть ряд вопросов, ответы на которые даст только апробация закона №8490 на практике. Прежде всего, речь идет о так называемом "бездействии" правоохранителей. Ведь не секрет, что к таковому зачастую относят регулярные отказы в обязательном открытии уголовных дел по заявлению лица, его подавшего (из свежих примеров - "Страна" лишь через суд удалось обязать полицию расследовать угрозы в адрес журналистов нашего издания).

"Если каждая такая "бездеятельность" будет сопровождаться иском об ущербе, то либо суды перестанут признавать ее незаконной, что нивелирует задумку, либо в бюджет придется закладывать колоссальные суммы на компенсации", - пишет в своей колонке на "Экономической правде" адвокат Юрий Радзиевский.

"Третьи лица"

Наконец, законом вводится в обиход новый участник уголовного производства - "другое лицо", а также гарантии защиты его прав. По оценкам юристов, это долгожданная норма, в результате чего "связанные" или "третьи" лица наконец-то получили права, наравне с подозреваемым, обвиняемым и потерпевшим.

"Фраза прокурора или следователя "у вас нет статуса в производстве" превращала собственника или директора предприятия просто в немого свидетеля того, как различные следственные действия останавливали работу предприятия и бизнеса в целом. Принятые изменения дают право подавать ходатайство в суд о закрытии уголовного производства в связи с истечением сроков следствия, а также обжаловать в суде возможный отказ, - отмечает в своем блоге адвокат Александр Горобец. - Предполагаю, что эта новелла сможет покончить с существованием долгоиграющих фактовых производств, причем инициативу закрытия закон дает иному лицу, права или законные интересы которого ограничиваются во время досудебного расследования".

Впрочем, высказываются мнения, что и эта новелла может оказаться лечением симптомов, а не самой болезни. Суть которой в том, что после дарования в 2015 году силовикам возможности налагать аресты на имущество так называемых "связанных лиц", количество злоупотреблений со стороны правоохранителей по этой части уже давно бьет все рекорды (в том числе, в рамках уголовных дел, где нет подозреваемых).

В СМИ регулярно можно встретить упоминания о таких скандалах. Так, силовики "кошмарят" контрагентов фирм, в отношении которых проводится расследование, невзирая на то, что они не имеют прямого отношения к фабуле производства. Еще одна уловка людей в погонах - при осуществлении "шмонов" они блокируют работу других фирм, когда те находятся в одном помещении с "мишенями" уголовного дела. И в дальнейшем через суд арестовывают все обнаруженное имущество "скопом".

Знают ли об этих примерах разработчики закона? Скорее всего, да. Но вместо того, чтобы запретить арестовывать имущество "третьих лиц", то есть решить проблему кардинально, депутаты просто немного подсластили им пилюлю. И частично устранили следствие ранее созданных самими же народными избранниками проблем. В то же время, открытым остается вопрос - не откроют ли новые права "связанных/других" окно для злоупотреблений и прекращения расследования полновесных, а не сфабрикованных дел.

Апробация на практике "Масок-шоу стоп-2" в ближайшие месяц даст ответ, смог ли новый закон разрешить проблему "прессинга бизнеса".

Пока же оценки новаций сводятся к тому, что выписанные на бумаге позитивные нормы будут по-прежнему саботироваться людьми в погонах. А ушлых следователей и прокуроров, которые занимаются "кошмариванием" фигурантов уголовных дел, будет прикрывать начальство. Ввиду этого нельзя исключать, что в таком случае "бег по кругу" властей в попытках защитить права предпринимателей завернет на новый виток без практических результатов.

"С нетерпением ожидаю на третью часть супер-пупер блокбастера "Маски-шоу стоп", - рефлексирует на эту тему экс-прокурор Владимир Петраковский.

0 перегляд
  • White Facebook Icon

Обратная связь

Адресс редакции:

Мариуполь, 

ул. Торговая 39

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now